Саша. Blade Brothers.

Blade Brothers
Инструктор по ножевому бою. Александр Воробей.

Как возник ваш клуб?

— Все началось с вопроса на Харьков Форуме, есть ли в городе тренировки по ножевому бою.

Оказалось  — нет, но тема вызвала бурное обсуждение, мы решили встретиться, попробовать сами. Как бывает в таких случаях, заявилось много людей, а пришло 3 человека. Это было 16 июня 2007 года и теперь мы празднуем эту дату как день рождения клуба.

Года полтора мы тренировались «для фана» — экспериментировали, смотрели разные обучающие видео, посещали семинары. И в какой-то момент поняли, что либо это должно остаться ни к чему не обязывающим хобби, либо нужно начинать тренироваться всерьез. Мы выбрали второй путь, и в 2008 поехали на первый в Украине крупный турнир по ножевому бою, где я вышел в финал. Стало понятно, что мы на верном пути и нужно развиваться дальше. Но для развития нужны спарринг-партнеры, взять их было негде, пришлось тренировать самим. Так мы стали тренерами. А после того, как наши ученики стали занимать призовые места, мы поняли, что мы хорошие тренера.

Blade Brothers

Мы старались не быть догматиками и искали свой путь, свою технику. Много экспериментировали, проводили тренировочные поединки со всеми, до кого могли дотянуться — с боксерами, каратистами, борцами, тайцами, всякими десантниками. Надевали шлема, перчатки, я брал деревянный нож, и дрались. Дрались по такому правилу: “если я пропустил пару ударов в голову — считаем, что меня вырубили, а если ты пропустил два моих удара ножом — считаем, что ты опасно ранен. Мы побеждали всегда, потому что ножу в умелых руках противопоставить нечего. Может раньше некоторые разделы самбо, борьбы и работали против ножа, но с тех пор техника и тактика ножевого боя шагнули далеко вперед и сейчас противопоставить им фактически нечего.

Сейчас в Украине ножевой бой формируется как отдельный вид спорта, есть клубы в Харькове, Киеве, Львове, Одессе, Днепропетровске. Люди тренируются, проводятся соревнования. У меня самого штук 6 призовых мест, но я от соревнований уже отошел, нельзя одновременно хорошо тренировать других и тренироваться самому. Я сосредоточился на организации соревнований, тренерской деятельности, судействе, популяризации спорта.

Blade Brothers

У нашего клуба самое большое количество призовых мест в нашем спорте. Нет таких соревнований, с которых мы не привезли бы хоть одно призовое место. Причем их занимает не одна ударная команда, а разные бойцы, что свидетельствует о высоком среднем уровне бойцов и эффективных методиках обучения.

Безусловно, все зависит от таланта и желания работать на тренировках, но, в целом, мы можем научить драться на ножах кого угодно, вне зависимости от уровня физической подготовки.

Мне нравится то, чем я занимаюсь. В этом есть момент творения, когда своей волей ты из ничего создаешь технику, методику тренировок, целую организацию. Сейчас у нас отделения в Харькове и Львове, летом проводим инструкторские курсы в Киеве. Мы выходим за рамки спорта и тренируем армию и МВД, на данный момент ведем тренировки в «Східном Корпусі», «Азове», нацгвардии и армейском спецназе.

Не было никогда желания бросить все?

— Нет, бывало конечно, что мне надоедало тренироваться, не ходил недели две максимум на тренировки, потом меня уже ломало. Это кусочек меня.

Как вы учились этому?

— С самого начала мы просто брали пустые пол-литровые баклажки, потому что деревом было страшно бить друг друга, и дрались. Прыгали и махали этими штуками, как идиоты.
До наших занятий я думал, что могу что-то сделать против вооруженного ножом противника, ведь занимался же карате, борьбой. Но с первой же тренировки я пришел с красными, посеченными баклажкой руками. Стало понятно, что противопоставить ножу нечего.

Постепенно приходило понимание, какие движения работают лучше, какие хуже. Плюс смотрели видео, читали литературу от методичек НКВД до восточных единоборств, посещали семинары различные. В итоге сформировалась своя техника, в основе которой лежит принцип универсальности, т.е. ей можно драться со всеми и ее легко выучить.

Мы считали, что если техника работает против здоровенного обколотого чувака с ножом, то с большой вероятностью она будет работать и против всех остальных. Так и тренировались.

Зачем люди к вам приходят, чтобы научится защищаться или как?

— Разные люди приходят. Кто-то приходит ради самообороны, кого-то интригует сам ножевой бой. Допускаю, что некоторые приходят учиться убивать людей, однако такие не задерживаются. У нас на тренировках большие физические нагрузки, которые довольно быстро наводят порядок в голове. В здоровом теле — здоровый дух, мы как никто другой воплощаем это высказывание в жизнь через физуху и спарринги. В итоге целебные физические нагрузки укрепляют психическое здоровье.

Чему вы учите?

— У нас есть три раздела. Первый — спортивный ножевой бой, сочетание элементов фехтования ножом и рукопашного боя. Это прикольный, веселый и нетравматичный вид спорта, которым может заниматься кто угодно, независимо от пола и возраста. Это базовый раздел, который лежит в основе других.

После того, как спортсмен изучил базу, мы даем ему прикладной ножевой бой — самооборона, защита от нападения с ножом, рассматриваем реальные ситуации уличных конфликтов и учим оставаться целым и живым.

Третий раздел — армейский ножевой бой, там своя специфика и свои задачи, его мы даем только армии и спецподразделениям.

Можно ли защититься от ножа вообще?

— У нас есть раздел «работа против вооруженного ножом». В принципе, если ты тренированный спортсмен, тренировался у нас, то шанс есть. Тут уже все зависит от того, насколько человек умеет драться ножом. Если это обычный человек — шанс скрутить его есть, но надо понимать, что даже в этом случае, ты будешь где-то порезанный. Но разница есть — быть порезанным или убитым.

Техник, которые дают 100% гарантии нет, ни у кого нет гарантии — ни у нас, ни у самбистов, ни у других борцов, ни у кого. Например, бокс может гарантировать, что ты дашь сдачи на улице, если нападает не более подготовленный боец, чем ты.

С ножом нет никаких гарантий. Он ультимативен и сделает дырку в тебе, в независимости от того, кто бьет, пятилетний ребенок или здоровенный дядька.
Лучше конечно просто убежать. Я вот порезался сильно, просто когда ножом консервы открывал. Это очень неприятно. А представляешь, что произойдет с тобой, если будет направленный удар! Просто не всегда есть возможность бежать, или рядом близкие, или чемодан у тебя с деньгами. Режьте, умру, но не отдам! — тогда приходится биться, и хорошо бы тебе быть к этому подготовленным.

Как вы начали делать свои ножи?

— Мы долго искали нож под свою технику боя, не могли найти. Облазили весь рынок Барабашово, ничего не подходит. В итоге стали разрабатывать свой концепт. Долго мучились, не могли нащупать форму. И вот однажды мой брат-основатель клуба сидел в парке, строгал палочку ножом. Вдруг дает ее мне и говорит — вот наш нож, держи. Я прикинул, если чуть-чуть доработать, то действительно будет наш идеальный нож. Так появилась Ira Domini (лат. Гнев Господень), наша первая модель.

Blade Brothers

Сначала мы хотели просто сделать по ножу для себя, но внезапно он очень понравился окружающим и все стали просить себе такой же. Так это стало небольшим бизнесом, из которого мы финансируем наши соревнования. Спонсоров у нас нет, все платим из своего кармана. Сейчас у меня небольшая мастерская по производству ножей.
Поскольку мы умеем драться на ножах, мы знаем каким должен быть нож для ножевого боя. К нему существуют 3 основных требования:

1) Нож должен быть нескладным, с фиксированным клинком. Такой нож надежнее, он крепче, не заклинит в критический момент и не сложится тебе на палец.
2) Нож должен быть из хорошей стали, держать заточку и не тупиться от первого же пореза.
3) Ножны должны позволять выхватывать нож мгновенно.

Все эти требования мы воплощаем в своих ножах. Конечно, важна еще форма клинка, но это уже зависит от навыков и манеры боя пользователя.

Сначала мы делали один модельный ряд EDC — every day carring, ножи для ежедневного ношения в условиях обычного мирного города. Но война выдвигает свои требования, и сейчас мы делаем новую линейку ножей для армии, они больше и приспособлены к эксплуатации в условиях военных действий.

Blade Brothers

Ты был в зоне АТО, расскажи про своё ранение

— В начале лета 2014 года стало понятно, что наша армия деморализована и не может воевать, а в милиции полно предателей. Пришлось идти защищать Родину. Воевать я не умел, но нужно было что-то делать. И как тысячи других добровольцев, я пошел в добровольческие батальоны. Сейчас я понимаю, что это было не зря, свою задачу мы выполнили — дали время армии прийти в себя и начать воевать.

У меня был белый билет, а везде в батальонах был нужен военный билет. В военкомат пришел, говорю, признайте меня годным, я же спортсмен, призовые места занимал. А им всё равно, сказали — иди гуляй. В общем, взяли меня в Шахтерск. Были в учебке, попали потом в Пески, начали их зачищать.
Зашли в один двор, который мне сразу подозрительным показался, провода какие-то висят, стекло битое. Пацаны говорят, что я по стеклу пошел, и враги стельнули на звук. Сначала ничего не понял, трогаю себя за штаны — мокрое. Но я-то точно знаю, что не всрался! Смотрю, кровища. Это был первый взрыв, от подствольного гранатомета. Потом еще сбоку взорвалось. Я куда-то побежал, меня догнала пуля в ногу, перебила кость, я упал, заполз за дерево, отстреливаться начал. Не стоило этого делать, конечно, лучше бы подумали, что я убит. Но на тот момент у меня логика была другая, я думал, что нужно было показать им всем, что я живой и сильно опасный! Потом смотрю, что кровищи очень много, дергаю жгут с приклада, перетягиваю… А еще проблема была! Жгут один, а ноги раненые две. Кровь идет с обеих, а понять какую перетягивать — невозможно! Жизнь меня к такому не готовила. Потом меня хлопцы вытащили, засыпали целоксом. Пока тащили, я мысленно себя успокаивал, мол, ничего страшного, просто чуть-чуть зацепило. Но парни положили меня на траву на живот, сгрудились надо мной и давай материться, какие раны огромные. Сейчас об этом смешно вспоминать, но тогда было не очень весело…
В итоге меня отвезли в госпиталь в Днепре, месяц там лежал, потом выписался домой. Учился заново ходить, долго хромал, но сейчас уже почти все хорошо. Воевать я уже не смогу, но тренирую ребят и помогаю чем могу.