Ксюша. Lampwork

Что такое Lampwork?

— Lampwork — это изготовление бусинок из стекла с помощью газовой горелки при температуре 1000–1300 градусов (зависит от мощности и вида горелки). Стекло расплавляется на огне и металлических спицах (мандрели), формируется в бусинку с последующим декорированием. А называется так потому, что это работа на газовой лампе.
Как ты узнала о лэмпворке?

— Лет пять назад я побывала на ярмарке изделий «hand made» в ХАТОБе, на ней женщина продавала невероятно красивые изделия из стекла. Эстетически ее изделия выигрышно отличались от бижутерии, представленной на ярмарке. Я с ней познакомилась, ее зовут Маша.
Тогда только начиналось движение «hand madе». Это было начало пути всех этих «страшно» профессиональных сегодня хенд-мейдеров. Все лепили из пластики, валяли шерсть, делали декупаж. И, как это бывает в начале пути любого творчества, изделия были очень наивными и милыми. Изделия Маши выглядели совсем по-другому. Наверно, меня привлекла их завершенность, яркость, твердость материала, эстетичность. Я долго расспрашивала Машу о стекле и о том, как получаются такие бусины. В этот же день я попросила мастера, чтобы она меня научила лэмпворку.

При встрече во второй раз Маша меня немного отговаривала, будто проверяла серьезность моих намерений и предупреждала об опасности работы со стеклом: однажды она чуть глаза не лишилась во время работы. Стекло от резкого нагрева трескается и разлетается мелкими осколками. Один из таких осколков и попал ей в глаз. Но хорошо, что все обошлось.
Тогда мое желание обучиться лэмпворку морально и материально поддержал близкий мне человек Миша. Я взяла урок у Маши (улыбается). С ней я позанимались где-то полдня: взяла экспресс-курс, на котором Маша мне показала суть процесса и рассказала технику безопасности. Дальше я училась сама: брала в аренду рабочее место и осваивала новые техники. Со временем приобрела все необходимые инструменты сама.

Что тебя привлекает в этом занятии?

— Меня привлекло то, что изделия были очень яркими, красивыми и смотрелись по-взрослому, солидно (смеется). Очень понравился сам материал — стекло. Я до этого уже пробовала работать с пластикой, шерстью, но ничего не увлекало на длительное время, а руками хотелось что-то создавать. Увидев стекло, я поняла, что это моё.
А еще в изготовлении стеклянных бусинок участвуют все земные стихии: огонь, воздух (для процесса необходим кислород), земля (песок основной компонент стекла) и вода (готовая бусина снимается с мандрели с помощью воды).

Из чего это все делается?

— Основной элемент — это стекло, конечно. Его существует много видов и производителей. Самое хорошее стекло — итальянское и чешское. Есть львовское, но оно сильно отличается по качеству. Еще газ нужен, металлические спицы (мандрели), на которых стекло формуется, а также существует много приспособлений, которые помогают делать форму. Различная форма также достигается с помощью графитовых площадок и специальных щипцов. У меня нет каких-то супер крутых инструментов для создания формы бусинки в виде чечевицы или елочки, мне нравится совершенно иное в стеклянных изделиях — простота, чистота и пластичность материала.

А как получаются разные узоры, цвета?

— Есть много разных способов: от смешивания разных цветов стекла или послойного его нанесения до использования серебряной сетки и стекол с примесью драгоценных металлов. Я чаще смешиваю стекла в понятном цветочном узоре, либо в каких-то абстрактных вариантах.

Ты заранее узоры эти придумываешь?

— Я много смотрю, как и что делают другие мастера, но мне больше нравятся простые формы, которые интересны позже, в сборке изделия через сочетание цветов бусин. Цветовые абстракции внутри прозрачных бусинок еще мне нравятся. Бывает так, что я продумываю изделие по форме и цвету, по декору, даже зарисовываю эскизы, а бывает, что просто кручу стекла и потом уже смотрю на результат.

Что ты пробовала до стекла?

— Я всегда шила, немного вышивала и вязала. Очень люблю выжигание по дереву. Шерсть пробовала валять, делать украшения из пластики и бисера, но мне это все не подошло. В основном не «цеплял» сам материал, да и результат не устраивал.

А почему именно стекло цепляет?

— Не знаю, может, потому, что представляю себя серьезным сталеваром, работая с огнем! 1000 градусов все-таки, стекло плавится, становится пластичным и поддается формованию. И сам материал привлекает. Изделия выглядят достаточно современно, красиво и элегантно.

Чем ты занимаешься помимо лэмпворка?

— Это вообще не основная моя деятельность. Кто-то занимается этим как основной деятельностью, это хороший заработок. К тому же сейчас есть тенденция совмещать стеклянные бусины с уникальной фурнитурой из меди или серебра, в результате получаются красивые утонченные изделия.
Для меня лэмпворк — это увлечение, иногда я делаю что-то на заказ, но все же это больше отдых, медитация. Выжигается из головы всякий мусор!
Я занимаюсь культурными проектами и проектами в области искусства. Это выставки, концерты, фестивали, образовательный проект сейчас делаю, еще снимаю видео.

Какое видео?

— Я делала несколько авторских проектов на ТВ, рекламу снимала, потом попробовала документалистику. В том году сделала первый мой документальный фильм о художнике Василии Ермилове. Его имя стало активно звучать в нашем городе в связи с появлением ЕрмиловЦентра. Это известная личность в художественном мире, а в нашей стране о нем знают мало.
Сам Ермилов был таким человеком: в 20–40-е годы прошлого века он бил по столу кулаком и кричал: «Я космополит!». Он много сделал при жизни, даже слишком много для одного человека, но его работы не продавали, запрещали. Это было связано со временем и государственным режимом, в котором он жил. Сейчас я продвигаю фильм для показов в зарубежных культурных институциях, чтобы о нем больше узнали в мире.

Расскажи про проект «Мельница»

— Мы сейчас не даем интервью по этому поводу, потому что еще не решено много ключевых моментов (год написания статьи — 2015). Если вкратце, то уже много лет в городе витает идея сделать из старой Мукомольной фабрики по улице Чигирина культурный центр. Я наткнулась в Интернете на информацию о том, что есть люди, которые пытаются реализовать эту идею не в формате «вот классно было бы когда-нибудь!», а реально делают.
Созвонилась с Юрием Ерисовым, который инициировал этот проект, обговорила своё участие в нем, и мы стали вместе делать его дальше. Сейчас прорабатываем план работы и концепт. Летом подавались на участие в конкурсе от Nescafe, но не выиграли. Деньги были нужны, чтобы сделать архитектурное заключение, юридический и финансовый пакет документов.

Т.е. это теперь не просто идея в Интернете, а реальный проект?

— В Интернете он появился как анонс будущего культурного центра, и мы активно распространяли о нем информацию, когда участвовали в конкурсе.
Нет ничего ужасного в том, что мы не выиграли. Зато вышел отличный PR проекта, много людей о нем узнали, сейчас пишут, звонят и предлагают свою помощь. Предложений о помощи и идей от харьковчан очень много.

Это будет какой-то коворкинг или центр современного искусства?

— Коворкингов в Харькове уже много. Мы бы хотели сделать так, чтобы за каждым этажом Мельницы была закреплена какая-то культурная сфера: музыкальная, театральная, танцевальная, художественная, образовательная.
У проекта будут четыре кита: образование, продакшн, представление и продюсирование проектов дальше в мир. Это будет пространство для реализации молодых амбициозных и экспериментальных проектов.
Я пробовала сделать танцевальный спектакль в этом году и столкнулась с тем, что для постановки нужно где-то репетировать, нужны финансы для аренды сцены, а в государственных театрах огромные прайсы. И выходит, что воплотить в жизнь молодой культурный продукт очень сложно.

Давай вернемся к стеклу. Сразу ли получалось у тебя?

— Какое-то время я потратила, чтобы научиться делать ровную круглую форму. Самая большая сложность тогда для меня была — сделать идеально ровную круглую бусинку. Месяц сидела над этим, пока привыкли руки, глаза и появилось чувствование поведения стекла в огне. Потом стала экспериментировать с декорированием, формой, смешиванием цветов.
Получатся стало выходить не сразу, а ты ведь до этого занималась и шерстью, и пластикой. Почему не бросила это занятие, как другие?
Заниматься стеклом было увлекательно. Над огнем появляется особое ощущение и состояние. Ты сидишь, колдуешь над стеклом, крутишь форму и в какой-то момент проваливаешься, погружаешься в свой мир. Работа со стеклом развивает чувствительность. Есть момент, когда стекло расплавляется и стекает с основы, и нужно чувствовать, как оно течет, обтекает основу и ровно растекается вокруг самого себя.

В Харькове много кто этим занимается?

— Я знаю не сильно много людей: человек 5–6. В России это занятие достаточно хорошо развито, есть даже отдельные ярмарки, посвященные только стеклу. У нас в магазинчиках для творчества продается много китайского стекла, но выглядит это «так себе».

У нас есть какая-то тусовка хенд-мейдеров?

— Проводятся ярмарки хенд-мейд изделий. Наверно, это и есть их тусовка. У меня не накапливается такого количества готовых изделий, чтобы участвовать на ярмарках. Есть свободное время — я работаю и одновременно отдыхаю. Я за этим занятием отлично отдыхаю: абстрагируюсь от всего вокруг, остаюсь один на один со стеклом и своими философскими размышлениями. Так что это хорошая разрядка для меня. Если меня увлекает, я каждый день часа по 3–4 работаю, но, в основном, раза 2–3 в неделю.

Почему не хочешь заниматься этим, как основной деятельностью?

— Мне мало этого как основной деятельности. Я люблю делать социальные и культурные проекты с людьми, жить с интересом. А замкнуться только на стекле — мало, я очень коммуникабельный человек. Это для меня даже не хобби, а отдых.

Что для тебя значит девиз «Будь собой»?

— Для меня это постоянный поиск и развитие себя. Нельзя родившись, сразу сказать — кто ты. Когда-то в юности у меня был образ себя как деловой женщины, и это соответствовало моим внутренним представлениям о себе, а потом этот образ рассеялся, сформировались ценности совершенно другого качества.
Человек растет, образовывается, вырабатывает жизненные принципы. Каждый раз я сопоставляю свои желания делать то или то со своими ценностями. То, что совпадает, пробую делать. Я постоянно в поиске, ищу что-то новое для себя и интересное, потом сопоставляю с собой. Какие-то вещи отпадает, а что-то вырастает в дело или увлечение. Так я формируюсь — из своих выборов.

Никогда не боялась бросать одно дело и начинать другое?

— Нет, это же круто, когда можно что-то начинать, пробовать, примерять на себя, и то, что подходит — оставлять с собой. Иначе — СССР. Становишься однофункциональным объектом, который умеет только гайки закручивать. У меня в семье в этом смысле был хороший пример: моему отцу всегда удавалось находить много увлечений: фотография, изделия из дерева, создание сложных электронных приборов и цветомузыкальной техники. Может поэтому не страшно иметь много увлечений и не бояться ошибиться в их выборе.