День музыки в Харькове

День музыки в Харькове
Слева направо: Юля, Алина, Леша — организаторы Дня музыки в Харькове (20–21 июня 2015). Сережа спрятался за цветком.

Вы все время занимаетесь днями музыки?

Алина
— Нет, в обычное время костяк нашей группы — 4 человека, я, Леша Мащиц, Юля Индык, есть еще Сережа Жуковский, но его сейчас нет на интервью. Все мы работаем на каких-то работах. Леша работает в IT-компании, Юля — маркетолог, я занимаюсь то рекламой, то журналистикой, то копирайтингом. Еще мы с Лешей музыканты, Сережа раньше работал в университете. Какое-то количество людей к нам присоединяется, художники, музыканты, дизайнеры, журналисты и просто хорошие люди, все мы работаем вместе над этим большим мероприятием.

Откуда пришла такая идея, это ведь уже не первый День музыки в Харькове?
Алина
— В Харькове он с 99 года проходит, достаточно долго, лет 10–12, проводил его Французский культурный центр, потом он по каким-то причинам проводить его перестал. День музыки раньше всегда был на одной сцене, на которой был длинный-длинный концерт с разными музыкантами.

Леша
— Деньги у них закончились. Тут важно подчеркнуть, что такой формат, когда столько музыкантов на одной сцене, не совсем соответствует принципам Дня музыки, на одной площадке получался просто какой-то концерт, не доносилась сама философия музыки людям, чтобы музыка звучала со всех уголков, с разных локаций, разного стиля, разного уровня.

Это должно быть массовое мероприятие. С тех пор, как мы занялись этим в прошлом году, пытаемся этот формат и реализовать. А тот День музыки, что был раньше, это не совсем День музыки, это скорее концерт, а не фестиваль, в привычном смысле этого слова.

Какие музыканты будут выступать? Абсолютно любого уровня? Может ли может какой-то дядька из метро, например, прийти и выступить?

Алина
— Я хотела сделать какую-то точку, где бы выступали музыканты из метро, но у нас просто не хватило на это времени. Было бы круто сделать точку для таких музыкантов. Они, наверное, самые узнаваемые люди, узнаваемее только эта тетя, которая «люди добрые, помогите, мой сыночек сгорел!!»

Леша
— У нас есть места в городе, где люди сами выходят, саксофонист возле театра Шевченко, например. Они там регулярно стоят, и если даже люди просто выйдут в этот день с музыкой — это здорово. Чем больше, тем лучше! Это общий праздник, все стараются, чтобы город звучал. Интересно конечно сделать какую-то локацию, но все равно здорово, если люди в этот день просто выйдут и поиграют на улице.

Алина
— Есть просто какое-то количество точек, которое организовываем лично мы либо помогаем кому-то в их организации, но мы всех зовем присоединяться!

Значит где-то есть и свободный микрофон?

Юля
— Да, есть в Хумусе, Циферблате, свободные пианино, рояли, туда можно прийти и вспомнить свои навыки игры. Будет еще фортепиано в сквере «Стрелка».

Леша
Не обязательно согласовывать с нами, если у вас есть кафе — делайте там! Лучше сказать нам конечно, чтобы была общая организация, и мы внесли это в программку. Но круто, когда человек узнает, что вот, — О, скоро же День музыки! — Он берет и делает сам у себя. Потихонечку-потихонечку, но это настроение уже чувствуется.

Алина
Чем больше людей подключается, тем лучше. Этот инструмент работы с пространством и обществом, культурная среда, в которой мы все живем, очень важна. И делая казалось было какие-то несерьезные вещи, это ведь просто концерты, выступления коллективов, настроение, но когда люди видят, что кто-то сам просто берет и делает, им немного проще самим брать и что-то делать, и не важно, это какой-то свой фестиваль с локацией или это другая вещь, как во дворе у себя убрать. Это стимулирование общества к активности.

Как вы собрались первый раз с этой идеей?

Алина
— Сережа приехал из Женевы с Дня музыки, очень проникся и сказал, давайте сделаем.

Леша
— Меня этот вопрос мучал еще за год, наверное. Казалось достаточно нереально, оценил масштаб, это же стоит диких ресурсов! Думали, это что это всё несерьезно, но потом встретились и как-то начали обсуждать, обсуждать, обсуждать, и, в итоге, наш план всё-таки осуществился. Интересная история, потому что некоторые вещи нужно просто взять и делать, даже вещи, которые кажутся очень масштабными..

Юля
— У меня все-все знакомые и на ТВ спрашивают, а как вообще, 30 локацией, столько сцен, много всего. Пытаются узнать, сколько это стоит, сколько мы вкладываем денег, поскольку все понимают, раз масштабно — нужно много денег.
В основном, это дружба, бартер и желание. Можно сделать что-то масштабное, особенно для нашего города, по количеству локаций, при этом тратя виртуальные деньги. Мы просто заразились идеей и не боялись, что это не получится. Если ты веришь в это, другие люди этим заряжаются и тоже начинают верить.

Леша
— По-хорошему, это не совсем нормально, хотелось бы, чтобы и город в этом участвовал больше, меценаты, спонсоры, чтобы это было более качественно. Город и община должна быть заинтересована, а ты ходишь и доказываешь чиновникам, что это праздник, это же классный праздник музыки!

Юля
— Получается, что мы делаем большой городской проект, но при этом, городским чиновникам это не нужно, они не хотят в этом участвовать.

Алина
— Есть такая штука, люди иногда не делают простых вещей, потому что думают, что это сложно. Люди не контактируют друг с другом, не просят кого-то выступить, просто не делают. Хороший пример, это прошлый опыт с Костелом, католической церковью.

Кто-то сказал, ребята, было бы круто сделать концерт хора в Костеле! Как?! Мы сходили к священнику, Отец Григорий говорит — можно! А репетировать можно? — Можно!

И мы потом делали с ними еще один благотворительный проект. Это простая схема человеческого взаимодействия. Очень часто людям кажется, что что-то очень сложно и нереально, потому что мы привыкли к надстройкам, что нужно с кем-то через кого-то договариваться. Простые вещи работают! И это еще один, в хорошем смысле, побочный эффект. Вещи, которые мы делаем, показывают, что человеческое взаимодействие разруливает что угодно. Это конечно сложно, но нужно делать шаги и всё получится!

Юля
— В этом году таким местом стал Kharkiv Palace, коммерческая структура, которая на этом зарабатывает деньги, к которой все привыкли относиться, что к ним “ни на какой козе не подъедешь”, а мы просто пришли и сказали, дайте нам бесплатно электричество и вообще все, что нужно бесплатно, мы такие хорошие, пустите нас! Они нас пустили и идут нам на встречу.

Какие у вас основные сложности с организацией?

Алина
— У нас… Нет… Денег! Это реальность! Не хватает денег и человеческого ресурса. Меня скоро выгонят из дома, потому что я ничего не делаю, кроме Дня музыки. Это огромный объем работы. Плюс усложняет, что система взаимодействия человек-человек-государство, с Ними не работает, как в Костеле или с ребятами из Kharkiv Palace.

Это большая сложность, потому что нужно всё согласовывать, бюрократическая система отбирает много времени и сил. Еще и сложная ситуация в стране, нужно уделять большое внимание безопасности, благо дело, нам поможет городская милиция и батальон Харьков-1.

Идея с батальоном пришла к нашей подруге, она тоже просто поговорила с людьми, и они решили нам помочь. Никогда не знаешь, запретят тебе что-то проводить или нет. Плюс люди относятся с недоверием, сейчас такого поменьше конечно, но люди видят четырех чудаков, которые делают всё бесплатно, и хотят от всех, чтобы они все делали бесплатно, ради какой-то цели, чтобы жизнь в городе была прикольнее. Сейчас окажется, что у нас всё плохо, так радужно обо всем говорили! 🙂

Леша
— Нужны ответственные люди, которые бы помогали нам. Вчетвером это хорошо, но, я бы сказал, что рук не хватает. Это конечно вырастет, но пока это очень сложно.

Когда делали первый фестиваль, все было совсем непонятно, как делать, или, вы ведь уже музыканты, повидавшие жизнь, и был уже свой опыт?

Алина
— Я когда-то лет в 14 или 16 делала два каких-то фестиваля, это был какой-то опыт. Плюс мы сами музыканты.

Леша
— У каждого какие-то контакты и связи есть, в плане даже знакомств с музыкантами. Этот ресурс конечно использовался. Сказать, что картинка сразу сложилась и было понятно, как это реализовать, — наверное, нет. В процессе это становилось понятнее. Так работаем — это получается, так работаем — это не получается. На том фестивале мы больше учились, чем реализовывали.

Алина
— Да и сейчас выплывают какие-то вещи, что я понимаю, что в следующем году нужно делать по-другому и начинать с другого.

А площадки, группы отваливаются или нет?

Алина
— Да, бывает, огромную роль играет человеческий фактор. Это касается и нас, и людей с которыми мы работаем. Не все люди умеют держать слово, не все воспринимают это всерьез.

Юля
— Сложилось впечатление, что люди думают, что если это всё делается бесплатно — значит это необязательно. Бывает что люди, даже не оповещают нас, что они отваливаются.
Когда платятся деньги — есть финансовые обязательства, а здесь всё делается на энтузиазме, и это человеческий фактор.
Мне кажется, наоборот. Социальные проекты интереснее, денежные проекты могут делать все, а сделать что-то на энтузиазме — нет.

Алина
— Многие спрашивают, вы же ставите звук, почему не платите музыкантам? Здесь работает, то что Леша сказал. То, что нас знают, помогает нам объяснить откуда у нас звук и реклама где-то, сложно объяснить, что такие штуки бывают бесплатно.

Леша
— Не хочется приучать к этому, но пока так есть.

Юля
— У нас у всех четверых есть договоренности, знания в разных областях, за счет наших контактов этот фестиваль и реализуется. Когда нет денег — нужна дружба и знакомства. Пока наших контактов на это хватает.

Что же такое День музыки, что будет?

Алина
— Будет много радости и света. Около 30 точек с музыкой, на открытом пространстве и в клубах, кафе. Всё бесплатно, поэтому мы и не можем никому заплатить, некоммерческий проект, никто не платит за вход. Цель для нас, чтобы люди открыли больше музыки, больше мест, чтобы узнали, что в Харькове есть музыка, и есть и поп, и рок, и джаз, и этническая музыка, и метал, и классическая, вся-вся. Все эти стили будут представлены. Будет ряд смежных жанров, музыкальное кино под открытым небом, капоэйра, перфомансы, хореография, цирковые выступления, поэзия.

Получается, что в Харькове очень много музыкантов, ведь дней с музыкой будет даже не один, а два. Но о харьковских группах мало кто слышал. Вы ведь тоже представляете музыкальные группы. Почему слушатель не слышит и не знает вас?

Алина
— У нас нет рынка, нет выработанной системы взаимодействия между музыкантами и публики, если это не “поп-артист” в плохом смысле этого слова. Сейчас немного легче, появляется спрос на украинскую музыку, это видно даже в работе медиа, которые раньше больше уделяли внимание поп-музыке. Все немножко варятся в собственном соку.

Есть еще такая штука, что все по-разному относятся к понятию «украинская музыка». Очень часто это сводится только к украиноязычному продукту, а нашей музыки огромное количество.

Плюс есть еще всякие маркетинговые спекуляции. Есть в Украине ряд фестивалей, они проводят отборы для команд, например, на молодую сцену. И никто не делает этого по честному. Нет людей, которые занимаются селекцией музыки. Фестивали используют этот механизм для рекламы самих себя, а это не даёт никакого развития. Люди рассчитывают на короткую прибыль и боятся брать на себя ответственность формировать культурную среду, не идти на поводу у спроса, а делать что-то интересное. Каша Сальцова писала про это статью. Зачастую люди не знают даже, что в Харькове есть группы.

Готов ли слушатель в Харькове к этому сейчас вообще?

Алина
— Мы поэтому и разделили сцены, инди сцену отдельно, главную — отдельно, классическую и т.д., чтобы никого не отпугивать.

Юля
— У нас есть разделение по стилям музыки, и если человеку что-то неинтересно, он придет в то место, где играется музыка, которая ему нравится. Но есть люди, которым вообще просто интересно открыть для себя что-то новое. Большое количество локаций, они в центре, и люди могут хотя бы просто пройти мимо и послушать то, что они обычно не слушают. Но мы никого ни к чему не принуждаем.

Алина
— А я считаю, что нужно принуждать!

Юля
— Но у нас пока нет столько волонтеров с плетками, которые бы звали людей слушать музыку 🙂